Кобах (kobah) wrote,
Кобах
kobah

Category:

О школьном и былом.

Наверное, это пост не для читателей (как обычно), а скорее для самого себя. Что бы вспомнить, мой период с 1981 по 1991 г.

Свое первое, первое сентября (какая красивая тавтология, однако :)) я помню очень смутно. Смотрю на свою фотографию и вижу на ней озадаченного мальца с кривой ухмылкой. Эта ухмылка, нервный срыв для учителей в будущем, совершенно не была тем, что они думали. Просто я так улыбался, одной половиной рта. А выходила жутко-глумливая ухмылка, насмешка над всем миром. Но это я понял далеко потом, а пока стоял с чужим портфелем и фотографировался. С тем портфелем фотографировался весь наш класс. Это был самый красивый портфель, из блестящего дермантина, с надписями. Его мы попросили у одной девочки, Алены. Не помню, была она рада такому событию, или нет, но то, что я на фотографии с этим портфелем, говорит о том, что она все таки дала. А к концу школы, мы с ней... Но это было спустя долгих девять лет, а пока, я с чужим портфелем стоял на пороге новой жизни и о чем думал, хоть убей, не вспомню. Уже прошло, ужас, 36 лет! И Аленку вспоминаю с какой то ностальгической тоской и теплотой.

До третьего класса включительно, у нас была одна учительница. Она была хорошая, но особенно ярко запомнился один момент - я написал стихи. Много, почти целую, 12-и листовую тетрадь. Мы с пацанами читали ее и скабрезно хихикали. А у девчонок аж дымило, как было любопытно, что мы там такое читали! Но мы им не показывали, они только увидели, как я эту тетрадь в портфель прятал. И вот на уроке, наша ябеда подняла руку, и пискляво-торжественным голосом заявила, Наина Васильевна, а у Николаева в портфеле тетрадь с записками!

Сказать, что я похолодел, это значит вообще ничего не сказать. Сердце упало куда то в валенки, а желудок наоборот, поднялся на его место.

Это сейчас попробуй, без спроса залезь в портфель к ученику. Нынче недостаток ума у школоты компенсируется, так называемой, правовой "грамотностью", которая выражается в двух словах, произнесенных с гонором и возмущением - "не имеете права". Ну, может еще - "я на вас жаловаться буду".

Но тогда даже вопроса не возникло, почему классный руководитель полезла ко мне в портфель. Записки! Это маленькие клочки бумажки, которые мы писали друг другу и, улучшив момент, когда учитель отвернется, кидали их адресату, предварительно свернув в, как можно более плотный шарик. Или, в крайнем случае, просили передать по цепочке.

В этих записках были все мальчишеские тайны. И "куда сегодня после школы", и "сейчас Ленка пойдет отвечать, я ей в валенок кнопку кину" и обязательно "сегодня за школой махаемся". В общем тому, кто бы овладел тайной записок, открылся бы наш маленький мир, полный детских секретов и тайн.

Именно поэтому, когда Наина Васильевна услышала, что в природе существует «тетрадь с записками», она радостно кинулась ко мне и требовательно протянула руку.

Разумеется, никаких «записок « в тетради не было, а были там стихи, вдоль и поперек состоящие из нецензурных выражений. И то, что они были зарифмованы, не отменяло их первоначального назначения.

Но она этого не знала. Я верю, что все то, что делала Наина Васильевна, делалось для нашей пользы, возможно и тогда она хотела оградить нас от каких либо необдуманных и традиционно чреватых последствиями, поступков.

… Не дам… - тихо сказал я. Мне было страшно.
- Как это?!?! – тогда, не выполнить требование учителя, это было за гранью либо смелости, либо наглости.
- Не дам… - повторил я.

Тогда она просто забрала мой портфель, вырвав его из рук, нашла там вожделенную тетрадь с «записками» и, вернувшись на своем место, углубилась в чтение.

За то время, пока она читала тетрадь, класс не дышал. Девчонки не знали, что там написано, поэтому ждали, что учитель сейчас им все расскажет, а пацаны очень дальновидно спрогнозировав последствия, просто, по тихому жалели меня.

Лицо Наины Васильевны напоминало калейдоскоп, сменяющийся различными цветами и их оттенков. Яркий, возмущенный красный сменялся нежным, стыдливым розовым, который в свою очередь переходил в брезгливый зеленый.

Наконец она закончила читать, подняла голову и обвела взглядом класс. Класс безмолвствовал и ждал приговора.

- Николаев! Родителей в школу!! – и замолчала.

Девчонки, расстроенные столь короткой экзекуцией, тихо переговаривались, а пацаны сочувственно кивали головами. Уж они то точно знали, чем обычно заканчивается посещение родителями школы.

Но. Придя в школу, родители внимательно ознакомились с творчеством подрастающего гения матерной рифмы и все. Никто меня не бил, никто не наказывал. Мои родители вообще, почти всегда поступали мудро и неожиданно для всех. В том числе и за это, я их безумно люблю.

После третьего класса нам назначили нового классного руководителя. По другим предметам тоже были разные учителя и, что касается учебы, я не очень хорошо помню это время. Точнее помню некоторые моменты, особо яркие, и все. Например, как я опаздывая в школу, забыл надеть валенки и как был в домашних тапках, так и побежал. В минус сорок. До школы было идти пять минут и отсутствие обуви я заметил только на пол пути.

Дорога от дома до школы. Внизу подъезд, откуда я выходил. Наверху - школа. г.Удачный, Якутия
Дорога до школы

А здесь я красным контуром показал, чего не было, когда я там жил и учился. Вместо этого - лес.
Чего не было

Еще момент – мы в холле школы (или рекреации, как ее называли), на уроке физкультуры ходим друг за другом по периметру. На одном круге я замечтался, чуть сбился с пути и с громким звуком врезался в квадратную колонну.

Еще один – бегу как от нечистого по коридору, глаза, почему то в пол. Чпок! Врезаюсь головой в живот, идущей мне навстречу нашей толстой учительницы, Розалии Петровны. Ей наверно было не очень приятно, но выволочки мне не было. Она поулыбалась, посоветовала быть поосторожней.

Еще, чуть позже, на уроке физкультуры я сломал одновременно две руки. Как, как… Да вот так! Долго ли, умеючи. Потом месяц в двух гипсах, одеваться было трудно, но зато писать на уроках не заставляли. Лафа…

Дрались, куда же без этого. Не часто, но было. Как правило до первой крови. Если противник падает, то даже в мыслях не было добивать его ногами. Пацанячий закон «лежачих не бьют» соблюдался строго.

Потом у меня начало падать зрение. В больнице прописали капли, от которых вблизи ничего не видно и неделю мне их капали. На это время меня отсадили на последнюю парту ,что бы я не мешал другим, где мы благополучно резались в «морской бой». Однажды за этим делом нас засекла учительница и долго возмущалась, что «писать ему, видите ли, нельзя, он ничего не видит. А в морской бой на маленьких клеточках, он видит все»

… Учительница химии была очень красивая, но меня она не любила. Химия мне не давалась, учительница ругала меня, жаловалась родителям, но от этого не переставала быть красивой. Кстати химия, это реально всего один предмет, который я не понимал. Все остальное, если без лени, давалось легко.


Потом мы переехали в другой поселок. Восьмой класс и моя (да и всех наша) любимая классная руководительница, ранее работавшая в колонии для несовершеннолетних. Она была нам как друг, но без панибратства. Могла спокойно, минут за десять до конца урока предложить всем попить чай. Она, это одно из самых прекрасных воспоминаний о том времени. Молодая, красивая и авторитетная.

Учительница истории, Ирина Васильевна, поправив большие очки, выговаривала мне за то, что я посмел с ней спорить о некоторых исторических событиях. Вот, Николаев! – возмущалась она, - Вот ты когда закончишь институт, придешь ко мне и скажешь «Ирина Васильевна, я умней Вас! Я окончил институт, а Вы – техникум. А пока я умней тебя и не спорь поэтому!»

Ну.. Закончил я институт. Даже два. Я давно забыл предмет спора, забыл когда это было и где, но саму ситуацию и ее слова помню, как вчера.

В восьмом классе поехал в родной поселок, отмечать новый, 1989 г. год. Собрались с парой друзей, накрыли стол, немного водки, гитара. А когда я играл и пел про что то жалобное, типа «она изменила… а он плача вынул нож… ее нет, а он в тюрьме…» Аленка меня поцеловала. Прямо вот так, во время песни. Как ч тогда не подвинулся умом от неожиданности и счастья, не знаю. Я сурово допел песню и нежно посмотрел на Аленку. Да, я до сих пор помню и те чувства и те губы…

В выпускном классе, вместо подготовки к экзаменам, мы с товарищем уходили на охоту. В начале июня еще кое где лежал снег и утка уже полетела. Один раз попали в погоду настолько мерзкую, что помню до сих пор. Холоднючий ветер, мокрый снег и чуть минусовая температура. Это было нечно! А мы натянули полог, что бы сверху не летело и грелись. Не, не водкой, хотя я, уже в то время знал ее вкус. А грелись мы…. аджикой. Состава простого и незамысловатого – одна помидорка, соль, много чеснока и еще больше маленького, красного перца. Грело так, аж в пот бросало после ложки такой смеси.

Вот сюда мы ходили на охоту и сидели на берегу в ожидании летящих уток.

Место охоты

Это были последние, школьные дни.




PS А здесь я собрал в один Плейлист видео всего кота Севу, за все время.


Tags: детство, школа
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • История одного мошенничества

    Я этот пост разместил так же на другом ресурсе Летом, 2020 года нашей фирме понадобились бактерицидные излучатели. Посмотрев цены в интернете,…

  • Немного макро

    Наконец то дошли руки до макро. Прошу учесть, что в идентификации насекомых я могу и ошибаться, ибо не специалист совсем)). И факты о насекомых, как…

  • Кроватка для кошки

    Как-то вечером разговорились с Лисенью и она мне поведала свою грусть-тоску. У людей, говорит, есть кровати. А вот мне, в виду отсутствия собственных…

  • Просто Лиско, просто пасется

    Настало лето, заколосилась трава и на пастбище вышла Лисень

  • Лисень, как образец самоизоляции

    Ты зачем меня разбудил, человек? Лиска спала. Она спала глубоко и спокойно, но ровно через 20 минут она проснётся. Это тоже одна из привычек,…

  • Белочки

    Вот и первые белки прискакали. Судя по поведению, это новое поколение. Трусливое и настороженное. Обычно за пару лет белки привыкают к нам, а эта…

promo kobah march 1, 2013 16:07 29
Buy for 50 tokens
Раньше, когда я только вступил в свою молодость, в стране появился интернет. Он был дорогой и в народе царило скептическое мнение о его дальнейшей судьбе. Тогда в почете были ББС и Фидо. И вот именно тогда, а впоследствии и в ранний инет, вошла привычка обращения к собеседнику на "Ты". Молодые…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 9 comments